Стихи Натальи Пискуновой

ТАК ЛЕГКО

Смерть не омут, а тихий рай,
Уносящий нас в царство Веры.
Так легко прокричать прощай,
Покидая дома и скверы.
Покидая границы тел
Непременно в тиши и ночью,
Так легко воспарить над тем,
Что недавно казалось прочным.

Я вижу смерть: она вокруг и возле.
В бессоннице мы с ней давно одни.
Ни осени, ни зимы, и ни весны,
Она считает ДНИ!
По капле получаю воздаянье,
Но, Господи, прошу, избави мне,
Оставив плоть продолжить умиранье
В кромешной тьме.
Я никогда и думать не хотела,
Что там потом.
Еще чуть-чуть и я оставлю тело,
Как старый дом.
Ни слов дурман, ни жизни быстротечность
Заставили меня забыть покой,
Я слишком четко ощущаю Вечность
Над головой.
Я вижу смерть, ее цветные стяги
Еще видней средь зелени травы.
Молитесь за меня, блудницы и бродяги,
И я, как вы.

* * *

Я столько долгих - долгих дней
Бежала от любви и веры,
От длинных служб и от церквей,
В которых все смиренно серы.
И от икон себя гоня,
Все туже повторяла фразу:
Нет, это все не для меня,
Нет, Бог лишь там, где дремлет разум.
На необъезженном коне
Своих забот неслась бездумно.
Вдруг кто-то подошел ко мне
И ветром слез в глаза мне дунул,
Сказал, печали не тая,
И сердце стало чаще биться:
Послушай, радосте моя,
Христом ли брезгуешь напиться?

* * *

Христос в золоченном киоте
Проходит сквозь душу взглядом,
Ищите Меня и найдете,
Зовите Меня, Я рядом.
Привыкли смотреть на землю,
А вы посмотрите выше.
Я там в небесах вам внемлю,
Взывайте ко Мне, Я услышу.
Я Сам вам открою двери,
Приветствуя на пороге.
Раскаянной чистой вере
И в небо легки дороги.
Довольно порой лишь слова,
Чтоб вспыхнуть подобно кремню.
Для грешного и святого
Любовью расцвечу Землю.
Душа оживет в полете,
Без страха взлетая выше.
Ищите Меня и найдете,
Взывайте ко Мне, Я услышу.

* * *

Заалеет закат вдали
И уйдет, не сказав ни слова.
Все мы мчимся, как корабли,
В край, где Гавань лежит Христова.

* * *

Распинательница, блудница
Просит помощи у Всевышнего.
И порой ей безумной мнится:
Я сегодня была услышана.
Знаю мерить любовь пошло,
Только все же верю упорно,
Что любви Твоей много больше,
Чем моей греховности черной.
Она звездами снегопада
Тает в мире, грешившем до черна,
Я взахлеб её пью и рада,
Что могу быть прощенной дочерью.
Распинательница, блудница
Грех скрывает вуалью ладана.
Ей сегодня опять приснится,
Что надежда была оправдана.

* * *

На троне рук держа Спасенье,
Она исполнена мольбы,
Как много дней до Воскресенья,
А мир вокруг крестов - столбы.

Как много рядом фарисеев,
И скоро Ей не хватит слез.
Увы, не по годам седеет
Священный шелк Её волос

Когда умрет Христос - Создатель,
За Сына меря дни тоски,
Нет, не заметит Богоматерь
Морщинок новых лепестки.

А мы, к иконам припадая,
Кричим, Ей сердце разорвав,
Подай нам помощи, Родная,
И сыплем медяками клятв.

Грехов желая оставленье,
Недолговечный рвем покой.
Свои усталые моленья,
Вонзая в душу Пресвятой

И только ночь сомкнет ресницы,
На сына с болью посмотрев,
Она мольбою материнской
Развеет освященный гнев.

И скажет нас святой любовью,
Храня от горя и тоски:
- Иди, Дитя, своею кровью
Омой молившимся грехи.

* * *

Знаю, я слегка запоздала,
Может, это все бесполезно,
С черного ночного вокзала
Душу я отправила в бездну.

Издали рукой помахала,
Взглядом до угла проводила,
А потом Тебя повстречала,
Ни о чем тогда не спросила.

От меня её уносили
В заспанном и душном вагоне.
Ты же шел, потупивши крылья,
Словно на старинной иконе.

Я Тебя понять не успела,
Или не сумела как будто.
Но Тебе в глаза посмотрела,
И потом считала минуты.

Зовом наполняла дыханье,
Сердца очищая обитель.
И ещё узнала названье,
Что Ты был мой Ангел-Хранитель.

Плакала раскаяньем поздним
Осень, как и я, на перроне.
И ложились мутные слезы
Грустным островочком соленым.

Все свое стремленье и силу
Я сожгла желая ответа,
Ангел мой хранитель,не остави
Дурочку, лишенную Света.

* * *

Скажи мне, Боже, сколько раз
Я болью разрывала ночи
По руслу красных влажных глаз
Слезы, оттачивая почерк.

И вен, срывая тетиву,
Кричала: " Новых дней не будет!"
Но видишь, я ещё живу
На кладбище разбитых судеб.

Не зная, что же сделать, чтоб
Кромешный мрак стал солнцем ясным.
Я столько раз кричала: Стоп!
Мгновенье слишком ты "прекрасно".

Но в час, когда мой дух бродил
В предверьи смерти, злясь от страха,
Ты, Милосердный, приходил
И вновь творил меня из праха.

* * *

Одно лишь слово храню в груди,
Моя молитва - одно лишь слово,
Душою выплаканной: - "прости!"
Я без конца повторять готова.

Метут метели и льют дожди,
И ход привычный меняет солнце.
Но бесконечно мое "Прости"
Сердцебиеньем наружу рвется.

И вряд ли можно перерасти
И стать взрослее порывов этих.
Легко срывается с губ "Прости",
И над землею летит, как ветер.

Меняю станции и пути,
Чтоб мчаться дальше к чужой надежде.
Но багажом за спиной - "Прости",
А это значит, что все, как прежде.

Мне путеводной звездой свети.
И я знаменья не жду иного.
Одним лишь словом живу -"Прости",
Моя молитва - одно лишь слово.